/me

Аннапурна-трип, Данакью

С прошлого поста прошло полтора месяца, от возвращения из трипа - полгода, а от большого взрыва как было 13,73 ± 0,12 миллиарда лет, так и осталось. К тому же выяснилось, что эти отчеты внимательно читает человек dictu. С тем и продолжу.

раньше

2 апреля, Данакью.

Из Джагата вышли около шести утра. Первые несколько часов шли в компании носильщиков – наверх несут кур, яйца, гофрированное железо для крыш, галовые баллоны и всю упакованную еду – иногда пропуская караваны осликов, груженых тем же самым. Встретили нескольких военных. Рядом с Талем наткнулись на военную базу, всю в колючей проволоке. В этом месте ущелье расширяется и речка Марсиангди намыла там большую галечную отмель, вот такую (картинка не моя). На отмели, видимо, когда-то подсыпали террасу и построили деревню Таль. В ней мы позавтракали (я попросил тибетский чай с ячьим маслом – невкусный) и пошли дальше.

В Данакью пришли совсем дохлые - девятнадцать километров вверх-вниз, а еще попадаются лестницы. Поселились в номере на троих, с моей койки видна какая-то вершина со снегом. Прогулялись по деревне, посмотрели на цветущие яблони (начало апреля и высота 2600, ага), дошли до water station и наполнили там термосы (считается, что покупать кипяток как питьевую воду неэкологично, потому что на этой высоте воду кипятят на дровах, а покупать в бутылках плохо, потому что мусор). Встретили бодрую тетеньку из Алма-Аты, на вид лет пятидесяти, которая шла трек в обратную сторону.

Хозяйка гестхауза – смешная девушка двадцати четырех лет, в прямоугольных очках и полосатом шарфике, очень современного вида, с хорошим (лучше моего) английским. После ужина сели с ней поболтать, оказалось, она тибетка (ее предки пришли из Тибета 150 лет назад), знает непали и тибетский, за интернетом ходит в райцентр Чамэ к знакомому админу, переписывается с каким-то русским парнем, который проходил тут год назад. Девочки из Данакью обычно ходят в школу (вроде бы бесплатную) в соседнюю деревню за четыре километра, мальчиков и девочек из семей побогаче отвозят в школу-интернат в Катманду. Саша еще долго говорил с ней на кулинарные темы, но тут я уже ничего не понимал. Угостила нас мясом яка в виде жестких перченых полосок, жареных в масле – типичная закуска к пиву, только горячая.
/me

Аннапурна-трип, от Бульбуле до Джагата

раньше

30 марта, Бульбуле, час дня. высота 840
Сижу на ступеньках гестхауза: температуры почти нет и уже не тошнит, но ходить могу только вдоль стенки. Вчера отравился (не помыл руки перед едой, ха-ха), ночь провел с температурой тридцать девять и, что самое противное, без воды (не догадался набрать полный термос с вечера).

Сейчас Ли с Сашей завтракают, а я пишу в блокнот. Прошла маленькая смуглая женщина, развесила белье. Читать не хочу, есть и гулять не могу. Попробовал нарисовать кружку с водой, нашел на ней четыре вида теней и три вида отражений.

1 апреля, Джагат, вечер. высота 1300
Встали в пять утра, расплатились, зарядили термосы и пошли. Три часа вверх до Бахунданды (набрали 470 метров), там позавтракали, и дальше то вверх по склону долины, то вниз к мосту. После каждого подъема жутко обидно спускаться. В одном месте шли по осыпи, а в ста метрах над нами дорожные рабочие долбят камень отбойными мотоками — очень страшно, но обхода нет.



Строящаяся линия электропередач вдоль дороги к Джагату. Столбы для нее приносят по тропе носильщики.


Дошли до Джагата, отдохнули, посмотрели селение: тесная мощеная плитами дорожка (иногда лесенка) между двумя рядами домов, слева за домами скальная стенка, справа ущелье. Сходили в интернет (дорогой, 10 рупий в минуту).

Сейчас пишем лытдыбры, лежа на койках в номере размером с большой платяной шкаф. Третий этаж большого, комнат на двенадцать, деревянного дома (дальше целиком деревянные дома станут редкостью), очень похожего на старую подмосковную дачу.

дальше
/me

Аннапурна-трип, Покхара-Бесисахар-Бульбуле

раньше

29 марта, Покхара
Снилось, что Махоткина укусил какой-то мелкий зверек и он стал вампиром, а я еду, чтобы его убить. Махоткин был грустным скелетом и не сопротивлялся. Потом появляется Барлоу из Salem's Lot и сон зацикливается.

Время встречи мы, конечно, проспали. В Москве мы договорились, что встречаемся в полдень у входа в королевский дворец, а если кто-то опаздывает, то отмечаемся там каждые два часа. В общем, можно было и не договариваться — мы вышли из гостиницы и через три минуты встретили Сашу. Покхара для туриста устроена очень удобно: все магазины, гостиницы и рестораны стоят на улице Lakeside (которая действительно идет вдоль озера Phewa Tal, но озера с нее нигде не видно, очень плотно застроена), поэтому за день ты встречаешь практически всех туристов в городе.



вид на улицу Lakeside


Потом был шоппинг (все тряпочное снаряжение там стоит смешных денег), обрели две жилетки (у одной были карманы на разной высоте, другую я через месяц забыл в Гомеле), спальник, палки, полотенца из микрофибры и разную мелочевку. Разменяли тысячу долларов на пачку местных денег толщиной в три пальца. Деньги красивые, со зверями. Банкнота в десять рупий не бумажная, а полиэтиленовая, с прозрачным окошком. Collapse )
/me

Аннапурна-трип, Покхара

раньше

28 марта, день, Сиддхартханагар
На площади перед воротами видим несколько уазиков и радуемся им, как родным. На рикше до автобусной станции, там договариваемся про автобус. Снова берем рикшу, объясняем ему, что хотим интернет-кафе, он радостно кивает, пять минут — и мы у дверей банка. На наше недоуменное “чувак, ты куда нас привез?” он показывает пальцем на маленькую дверцу рядом со входом в банк, вот, мол, вот ваш интернет. За дверцей — банкомат.

Команда непальского автобуса обычно состоит из водителя, кондуктора (он проверяет билеты, свисает из открытой двери и подбирает пассажиров, иногда сидит в проходе на табуретке) и суперкарго (сидит на крыше и следит, чтобы не разлетелись сумки).

непальская женщина в типовом непальском автобусе



28 марта, вечер
Дорога от границы до Покхары занимает двенадцать часов. Первый час за окном дают огромное, заходящее в дым, солнце. На остановках продают нарезанные кокосы, арбузы и маленькие, с палец, бананы (покупаю бананы, им больше доверия). На втором часу темнеет. На третьем начинаются горы. Потом у автобуса лопается колесо. Кстати, как поменять колесо без домкрата? Оказывается, надо наехать вторым баллоном из той же пары на большой камень, тогда первый окажется висящим в воздухе — всё, можно откручивать. Японский турист в одной руке держит фонарик (у водителя нет своего), в другой здоровенную зеркалку и непрерывно щелкает затвором. Едем дальше.

Остановки на поесть обязательны у любого автобуса, идущего больше пары часов. Водителя кормят бесплатно, в этом вся его выгода. В харчевне какой-то непалец знакомится, поит меня пивом и джином, ругает мой английский (себя бы послушал, блин). Едем. Пассажиры-туристы понемногу заменяются непальцами с тюками и ящиками. У кого-то громко играет музыка. Мое кресло разложилось и не складывается обратно, под поясницей торчит неудобная железка. Дома за окном (о, дома! значит, скоро приедем) похожи на кухонные шкафы с выдвинутыми ящиками. На остановке в каком-то темном месте в автобус вбегает парень и начинает тормошить спящего перед нами немца. Немец (пожилой бородач в засаленной бейсболке) выходит, не просыпаясь. Едем дальше.

Выходим вместе с остатками туристов. Пять часов утра, полная темнота, стоит такси. Вместе с двумя японцами загружаемся в тачку, тачка прекрасна: в фарах пацанские светодиоды, лобовое стекло все завешено мягкими игрушками, на приборной доске дымится палочка благовоний. Когда на спуске водитель включает фонарик и светит себе под ноги, моя первая мысль: “тормоз ищет!”

Кружим по городу совершенно хаотически: японцы ищут свою гостиницу, водитель не знает, где она, но не признается в этом, нам уже все равно. Наконец, японцы соглашаются на произвольную гостиницу, старший напористо торгуется за себя и за нас (мы молчим, сил нет уже ни на что), в номере есть душ и вентилятор. Мы в раю.

дальше
/me

Аннапурна-трип, Индия-Непал

начало

28 марта, утро, Горакхпур
Поезд опаздывает часа на четыре, узнаем мы у сикха. Букшу оставляю в поезде (надеюсь, какой-нибудь индус возьмет ее как диковинный сувенир). Горакхпур воспринимается кусками — тут футбольное поле, рядом белая стена, вот стадо тук-туков, а вот корова. На улице — не уверен, что главной, но большой — люди жгут костерки из сушеного навоза и что-то на них готовят. Покупаем воду (мы везде покупаем по две бутылки, потому что остаться без воды ОЧЕНЬ страшно). На всех пластиковых бутылках написано "Crash after use", бутылки для питьевой воды делают из тонкого полиэтилена с горизонтальным рифлением, так что их действительно можно сплющить в лепешку. Правда, большинство местных выбрасывает их так, не сжимая. Вода на хинди “pani”.

Автобус до городка Сунали идет три часа. Первый час мы как будто проезжаем одну бесконечную деревню, где иногда, в просветах между домами, видны поля с чем-то засохшим. Рядом с нами сидит маленькая женщина в маске от пыли. Она американская вьетнамка, едет в Люмбини. Угощает нас мятными конфетами и изюмом.

Через два часа останавливаемся поесть в придорожной харчевне, кормят рисом, острым супчиком в маленькой плошке, овощами, острыми овощами и очень острыми овощами. Для нас (мы вышли из самолета сорок часов назад) это первая местная еда.

Выходим в Сунали на базарной улице — довольно широкой, на ней впритирку могут разъехаться два автобуса. Быстрым шагом идем куда-то вперед, отбиваясь от продавцов (скоро мы научимся смотреть так, чтобы продавцы к нам не кидались), и протискиваясь между автобусами. Крики в спину “халло, сэр!” я сначала игнорирую, но парень в форме оказывается настойчивым — действительно, ведь мы проскочили пограничный пост. На посту офицер расписывается в наших визах, попутно удивляясь, что мы получили их заранее. Чуть дальше, в турбюро на ничейной земле, покупаем карту страны. Проходим в ворота. Мы в Непале.

дальше
/me

Аннапурна-трип, начало




Картинка для привлечения внимания и не только. Пришла пора пора выполнить обещание, которое я дал нескольким хорошим людям, и написать отчет о весеннем Аннапурна-трипе — прогулке по Гималаям, Непалу и чуть-чуть Индии. Сначала я думал просто отсканировать и выложить страницы дневника, но это, конечно, было бы читерством. К тому же это тридцать страниц скверным почерком. Тем не менее, я постараюсь передать здесь дневниковый стиль с его путаницей в датах (я писал по вечерам раз в два-три дня), кривыми рисунками и записками не по теме. Collapse )
/me

Инструкция

В коридоре отчетливо пахло дымом. Олег тяжело вздохнул, но деваться было некуда. Он подставил ногу пробегавшему мимо дядьке, повалил его на пол и несколько раз ударил ногой под ребра. В карманах у дядьки обнаружились ключи от машины, бумажник и недорогой телефон. Олег вздохнул еще раз, потом прислонился к стене и стал ждать ответного гудка.
/me

(no subject)

снял по дороге на Пустые Холмы: ехали ночью, только-только начало рассветать, а тут мост, речка с красивыми берегами, и вообще, надо было вылезти размяться. я там отщелкал целую пленку, всех замучал



это Денис. год назад мы вместе играли на барабанах. работает юристом или кем-то в этом роде

Collapse )